Центр логопедии и дефектологии 8 (495) 120-7790
 
 
До 31 декабря с 9:00 до 13:00 действует скидка «Счастливые часы!»
 
   
 
Цены
Филиалы
Специалисты
Задать вопрос
Советы логопеда
Психологическая
подготовка к школе
Подготовка к школе
Студия раннего
развития
Фото
Видео
Публикации
Подготовка к школе

ЗАЯВКА НА ПРИЁМ
1. Ваше имя:
2. Ваш телефон:
3. Требуются специалисты:
Детский логопед-дефектолог
Детский психолог
Взрослый логопед
Взрослый психолог
Подготовка к школе
4. Выберите филиал:


Вступайте в нашу группу ВК!



Вина и депрессия


Людей, страдающих от невротической вины, для удобства можно разделить на тех, кто ощущает себя уже совершившим какое-то преступление, и тех, кто ощущает себя способным совершить его в любой момент. Обе группы знакомы с тревогой так же хорошо, как и с виной. Первые ведут себя так, словно существует опасность быть схваченными и наказанными. Они тревожны и вигильны подобно настоящим преступникам, когда тем известно, что полиция напала на след. Поскольку авторитет, которого они боятся, носит внутренний характер, он всегда вместе с ними. Вторая группа живет в состоянии постоянной вигильности, надеясь предупредить ситуации, в которых их подавленные импульсы могут найти возможность выражения. По отношению к самим себе они ведут себя как встревоженный учитель, няня, экзаменатор или полицейский, озабоченный предотвращением какого-то преступления. К последней группе относятся не только сверхтревожные и сверхсознательные люди, но также те, у кого развиваются обсессивные страхи и кто вынужден препятствовать своей уверенности, что подвергает свой дом или офис опасности пожара или отказывается от карьеры медика, потому что ему кажется, что каждое выписанное им лекарство или каждая сделанная им инъекция могут содержать примесь, которая убьет пациента. Такие люди, как выясняется при анализе, обладают личностью, предназначенной для предотвращения проявлений враждебности, и симптомы вины являются реакцией на признание того, что обнаружилась некая брешь в обороне и что обычной оперативности и сознательности больше недостаточно, чтобы держать враждебность под контролем.

Те, кто чувствует себя так, словно уже совершил преступление, наряду с виной и тревогой испытывают и депрессию. Действительно, пациенты с тяжелой формой депрессии, госпитализируемые для уменьшения риска суицида, часто утверждают, что совершили некое преступление. Иногда эта маниакальная идея оформляется более или менее правдоподобно. Так, эти люди могут заявить, что недавняя смерть какого-то родственника произошла всецело по их небрежности или из-за плохого обращения. Но чаще это формулируется в неясных или странных выражениях: они совершили грех против Святого Духа или были ответственны за какое-то недавнее стихийное бедствие. Как ни странно, в этих самообвинениях зачастую можно обнаружить элемент хвастовства. Это самые несчастные грешники, которых когда-либо знал мир, - никто еще не оставлял после себя большего следа страданий, чем они.



Менее беспокойные пациенты, прямо не заявляя о своей вине, своим поведением намекают на некоторое совершенное преступление. Богатый мужчина, в тридцатилетнем возрасте покинув свою страну, переезжает в Лондон, где ведет уединенную жизнь, бедно одеваясь, избегая соотечественников и не информируя свою семью о перемене адреса. Он выглядит беглецом. Из его фантазий следует, что полиция, обыскав его квартиру, нашла в ней труп. Когда соотечественник наконец разыскал "преступника". в голове того лищь возникла мысль. что человек приехал проинформировать его о том. что один из его родственников убит. Преступление существовало только в воображении беглеца. Он бежал с места "преступления", которое здоровая часть его "Я" осознавала как невротическую фантазию. На самом деле, сознательным мотивом для поездки в Лондон был поиск аналитика. который избавил бы его от комплекса и поведения Вечного Жида.

В таких случаях враждебность и амбвивалентность совершают большее. нежели вызывают чувства вины и тревоги. Они создают ощущение, что человек, которого пациент любит или веритв то, что должен его любить, на самом деле оказывается убитым ненавистью пациента. Чтобы такое произошло, процесс интернализации должен помешать "сам себе". поскольку подавленный человек обходится со своими внутренними представлениями так, будто они настолько же реальны, как и внешние лица. которых символизируют, и реагируют так. будто желание убить кого-то равносильно самому убийству. Образ уравнивается с объектом, а фантазия с действием. Это, по-видимому, случается только с теми людьми. в чьей жизни ненависть пробудилась очень рано - до того, как разграничение между внутренним обрахом и внешним объектом как следует утвердилось; с теми. кто страдал в детстве от несчастья, которое лишило их уверенности в себе и укрепило примитивное убеждение, что злобные желания обладают магической силой. Согласно Феликсу Брауну (Felix Brown), в сравнении с общими показателями депрессия возникает гораздо чаще у людей, потерявших в детстве родителей.




 
 
 
Электронная почта
hello@logopedia.ru 
Телефон
8 (495) 120-7790  
Цены
Филиалы
Специалисты
Задать вопрос
Фото
Видео
Публикации
Подготовка к школе
© 1996—2018 Центр логопедии и дефектологии "Новые горизонты", ИНН 7709199710. Не является публичной офертой. #логопед
Исправляем речевые нарушения у детей и взрослых! С 1996 года.